КОЛДЫРИ

клуб без клуба!

 
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Cossacks MС Russia - Кто был первым?

Cossacks MС Russia - Кто был первым? 1 год 8 мес. назад #1

  • Цыган
  • Цыган аватар
  • Вне сайта
  • КОЛДЫРЬ
  • Сообщений: 846
  • Спасибо получено: 15
image_2016-03-15.jpg



Cossacks MС Russia - Кто был первым?






Везде и всюду “Ночные волки» утверждают, что являются первым мотоклубом, появившимся на постсоветском пространстве. Данное утверждение являлось и для меня аксиомой, пока однажды я не получил сообщение с вопросом: «А почему вы не учитываете старейший в России мотоклуб - Cossacks MС Russia?». Устыдившись своего незнания, я начал поиски. Оказалось, что существует целый пласт постсоветской мотокультуры, о котором широкой общественности почти ничего не известно.
Итак, что же происходило на заре постсоветской эпохи? Группировки неформалов только создавались, набирая силу. Одними из первых нечто, отдалённо похожее на западный мотоклуб, создали Рус Тюрин и Эд Ратников. Это была группировка Black Aces или «Чёрные Тузы». В ней успел засветиться и Александр Залдостанов, раздавая первые интервью от имени зарождающегося неформального движения. «Тузы» практически первыми в СНГ ввели единую символику для своей группировки – т.е. «цвета».
Однако полноценным мотоклубом это объединение не было – не хватало знаний и опыта. Информация с Запада всё ещё не была доступна, а та, которая попадала в СНГ, редко была достоверной – чаще это были третьесортные боевики и подобный ширпотреб.
Вскоре создаётся ещё одна молодёжная группировка, во главе с будущим всероссийским «героем» Залдостановым. Называется она «Хирургия». Однако от западных мотоклубов она по-прежнему далека. Прорыв случился, когда Александр Залдостанов женился на немецкой журналистке и уехал в Западный Берлин. Там он познакомился с байкерами из «Ангелов Ада» и уже из первоисточника мог черпать информацию о том, что же представляет собой настоящий мотоклуб.
Но на этом пути у Залдостанова появился неожиданный конкурент – Олег (Алик) Гоч, который также успел поучаствовать в «Тузах» и тоже оказался на Западе. А именно – в Дании. Как утверждают оппоненты Залдостанова, именно Алик Гоч был более радушно принят западноевропейскими «Ангелами». Но это детали. В это время Гоч уже также был лидером молодёжной группировки, которая называлась Cossacks («Казаки»). И для «Казаков» это тоже был прорыв – благодаря знакомству Гоча с «Ангелами Ада» Cossacks МС Russia оформился в полноценный мотоклуб, со своей символикой и структурой. С самого начала «Казаки» взяли направление на вхождение в будущем в состав НАМС World. Для Залдостанова это стало неприятным сюрпризом. Он также преобразовал свою «Хирургию» в мотоклуб. Название было взято «Ночные волки», а формат, для большей жути – MG (т.е. мотобанда). Впрочем, понимание сути мотоклуба у Залдостанова оказалось весьма поверхностным, но в то время мало кто мог похвастаться и этим.
Некоторое время клубы сосуществовали вполне мирно, к примеру, НВ были приглашены на первый день рождения «Казаков». А «Казаки», в свою очередь, позже гуляли и веселились на первом дне рождения «Ночных волков». Но в гонке за красно-белыми цветами «Казаки» всегда имели преимущество. Алик Гоч даже был приглашён в Соединённые Штаты, на празднование по случаю возвращения Сонни Баргера из тюрьмы – на то время это было очень круто! Поэтому, помимо традиционного передела сфер влияния, у предводителя «Ночных волков» появился ещё один стимул для того, чтобы избавиться от конкурентов.

И вот здесь чётко проявились методы борьбы, присущие Залдостанову. В Германии, перед местными «Ангелами» он проявил себя гением чёрного пиара, выставляя каждый раз «Казаков» «убогими и ни на что не способными». В Москве же «Казаков» начали просто выдавливать, не гнушаясь подставами и физической расправой. (Хотя формально никто войну не объявлял, и внешне отношения оставались вполне дружескими.) Таким образом, к 1992му году «Ночные волки» захватили монополию в мотособществе Москвы. Алик Гоч с остатками клуба вынужден был перебраться в Ростов-на-Дону.
Но и находясь в Ростове, Гоч и «Казаки» продолжали общаться с «Ангелами Ада», часто бывали у них в гостях. Очередным ударом стала Великая Северная Байкерская Война. Хотя подобные разборки не редкость для США, но в Европе криминальная обстановка гораздо спокойнее. Поэтому для тихой Скандинавии вооружённое противостояние двух мотоклубов стало шоком. Полиция организовала травлю противостоящих байкерских группировок. А заодно под «горячую руку» закона попали и все, имеющие отношение к HAMC и “Bandidos”МС. У «Казаков» аннулировали визы в Европу и поездки надолго прекратились.
Залдостанов же и Ко от этого практически не пострадали – к 1998 году Александр уже полностью разорвал отношения с НАМС, резонно рассудив, что незачем становиться частью чужой империи, если можно основать свою. Для утверждения своей монополии «Ночные волки» вовсю пользовались PR-технологиями. Гегемония Хирурга и команды была закреплена даже в учебниках английского языка для старшей школы. В 1992-м для учебных пособий они подготовили статью, принятую Министерством образования, согласно которой единственными представителями субкультуры байкеров в России были Night Wolves MG.

Тем временем дела у «Казаков» шли неважно, и к 2000му клуб практически перестал существовать. Но тут случился очередной поворот истории – НВ постепенно потеряли монополию на мотодвижение. В России появились отделения западных мотоклубов - Hells Angels MС и Outlaws МС. Причём отделение НАМС основали выходцы из НВ. Так или иначе, люди в НАМС Russia и Outlaws МС Russia оказались бывалые и за разрешением к самозваному «королю» Залдостанову идти и не думали. (Хотя говорят, что Outlaws заключили с НВ соглашение, но этот вариант выставляет Залдостанова в ещё более невыгодном свете – ведь он везде преподносит себя как «борца с западной бесовщиной».) Кроме того появлялись и другие мотоклубы, на которые «Ночные волки» повлиять уже не могли, например – клуб владельцев «Харлеев» и т.п. В изменившейся обстановке Алик Гоч сумел вернуться в Москву, а затем и найти новых единомышленников. И в 2009м году мотоклуб Cossacks МС Russia вновь начал активную жизнь. И, хотя сейчас основатель клуба и его бессменный президент в течение двадцати четырёх лет, Алик Гоч, покинул клуб, став проспектом НАМС Russia, клуб жив. Гоч передал полномочия новому президенту клуба, считая так: «Я понял, что пришло время, когда клуб будет существовать вне зависимости от меня, и я передаю свое дело в надежные руки». Что ж, ветерану мотодвижения виднее, но, так или иначе, история мотоклуба «Казаки» продолжается.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Cossacks MС Russia - Кто был первым? 1 год 8 мес. назад #2

  • Цыган
  • Цыган аватар
  • Вне сайта
  • КОЛДЫРЬ
  • Сообщений: 846
  • Спасибо получено: 15
Олег Гоч: «Задней у меня нет»

В начале 1990-х, когда байкерская культура в России только зарождалась, мне попалось видео с американской вечеринки в честь выхода из тюрьмы Ральфа «Сонни» Баргера (легендарного президента Hells Angels МС). Тридесятая копия с ужасным изображением и звуком, но я разглядел на экране человека в жилете Cossacks MС Russia...


image_2016-03-15-8.jpg






В те времена о жизни собратьев «за бугром» мы узнавали из редких залистанных журналов и засмотренных видеокассет, «Ночные Волки» только начали набирать вес в московской мототусовке, а «Ангелы Ада» были чем-то полумифическим. И лишь спустя годы мне удалось познакомиться с этим человеком. Олег Гоч, он же «Алик», он же «Кимирсен», отец-основатель одного из первых и старейших из ныне действующих клубов СССР, активный участник становления байкерской культуры в России.


Олег, традиционный вопрос: как и когда в твоей жизни появился мотоцикл?

В начале 1970-х в Ростове-на-Дону, откуда я родом. Велосипед с моторчиком Д-4, потом «Верховина», потом «Рига», в который впихнул движок от «Минска»… Папа, чтобы я не хулиганил на улице, сдал меня в секцию мотокросса. Но главное, что повлияло на неокрепшую душу, это компания взрослых парней во дворе нашего старого дома. Меня манили их обшитые железом гаражики, обклеенные фотографиями мотоциклов из журналов соцстран, где из радио играла рок-музыка (несмотря на глушилки «вражеских голосов»). Там они хранили свои «Явы», вишневые с блестящим хромом, самодельными высокими рулями, обтянутыми шкурами сиденьями, наклейками с иностранными надписями на баках… Магия! До сих пор помню запах летнего горячего асфальта, резины и выхлопа двухтактного двигателя.

Как ты оказался в Москве?

В 1982 году я познакомился с Владимиром Кузьминым. История группы «Динамик» началась с гастролей в Ростове, которые я помогал готовить – делал рекламу, раскручивал первый альбом. Но из-за смерти Л. И. Брежнева они сорвались, и мы месяц просто бухали вместе. Через несколько лет у меня наступил кризис: развелся с женой, бар с дискотекой, где я работал, закрыли в связи с горбачевским безалкогольным законом. Я позвонил Владимиру:
– Вам нужны люди?
– Да. А когда сможешь приехать?
– Завтра, в 6 утра…
Так я оказался в столице, начал ездить на гастроли с группами «Динамик», «Круиз», «Галактика», «Интеграл» как техник, а потом как свето- и звукооператор. Попал в «Рок-лабораторию».

А как ты попал в мототусовку?

Для меня всегда были неразделимы две вещи – рок-музыка и мотоциклы. В 1981 я получил травму позвоночника и не садился в седло до 1986 года. Тогда я познакомился с Эдиком Ратниковым, который снова подсадил меня на мотоцикл. Он был членом практически забытого сегодня клуба Black Aces («Черные Тузы») – первого объединения мотоциклистов на пост-советском пространстве, хотя бы отдаленно похожего на классический западный мотоклуб. Тогда было множество мелких районных рокерских тусовок, собиравшихся в Лужниках, и несколько крупных, таких как «Мафия рокеров центра». Но никаких понятий типа «клуб», «цвета», «устав», у них, конечно, не было. У руля стояло несколько заводил, а девиз был один: «Беспредел!» Собиралась толпа (кто на чем) и с ревом валила по ночной Москве. С появлением информации начали появляться зачатки байкерской культуры. В первую очередь это были фильмы, такие как «Улицы в огне» и «Мэд Макс». Black Aces стал первым объединением именно байкерского толка. Были жилетки, «цвета». Руководил им Руслан Тюрин, он же «Рус». И все-таки это была скорее тусовка по интересам, без структуры, а главное – без общей цели. С его отъездом на ПМЖ за границу клуб распался. В байкерском мире роль личности очень важна. К сожалению, не нашлось такой, которая подхватила бы знамя и смогла развить идею. Жаль, что «Тузы» ушли в небытие, ведь это история российского байкерского движения… В общем, Эдик подтянул меня в мототусовку, а я его – в «Рок-лабораторию». В итоге он стал музыкальным продюсером, а я – байкером.

Почему у нас стали появляться байк-клубы по западному образцу?

Рокерское движение было скорее мото-хулиганское, молодежное, не склонное к порядку. А люди взрослели. Начала появляться информация с Запада, где уже давно сложилась байкерская культура. Это было круто, модно. И мы тоже ощущали необходимость объединиться. В то время сильно напрягала милиция, люберецкое движение, районные гопники… Со всех сторон враги! Сначала была одна большая тусовка на «Кузне». Маленький парк на Пятницкой (рядом с м. Новокузнецкая) стал в конце 1980-х – начале 1990-х первым и основным местом сбора всех слоев мототусовки. Из нее вышло два клуба. До сих пор не могу понять, почему именно два. Так получилось.


image_2016-03-15-7.jpg




Во времена «Рок-лаборатории», тусовка на «Кузне», 1987 год.


Почему ты решил создать собственный клуб?

Фактически клуб уже существовал. Была своя тусовка – человек пятнадцать, были определенные цели и задачи. Оставалось заявить о себе официально. Начали, конечно, с названия. Каждый предлагал свой вариант и обосновывал. Были в наших рядах и радикалы (панки-анархисты), которые предлагали такие, что и в слух-то стесняюсь произнести. «Представьте, будет вам 70 лет, и вы будете носить ЭТО на спинах?!..» – сказал я и предложил свое название: Cossacks («Казаки»). В то время открылся железный занавес. А что приходит на ум иностранцу, когда говорят про Россию? Матрешка, балалайка, водка?.. Конечно, казаки. То есть название с ярко выраженным национальным колоритом. Но привязки к казачеству, как к классу или сословию, не было. Cossacks MC Russia – имя собственное. Клуб создавался по образу и подобию Hells Angels, с которыми я познакомился в Дании. Дело было зимой в Копенгагене. На мне был кожаный плащ времен войны, купленный за 5 рублей на Тишинском рынке (в то время – толкучка), калмыцкая меховая шапка, рваные джинсы и армейские ботинки. В таком виде захожу в магазин Harley-Davidson и на ломаном английском говорю, что я из России и мне нужны запчасти на старые «Харлеи» (у меня их было несколько). Они разводят руками:
– Это сложно! А что, у вас в Штатах с этим проблема?
– Так я же вам сказал: я из России.
– Да ладно! Мы эту шутку уже слышали.

И тут я достаю красный паспорт с надписью «СССР»… Продавец аж со стула свалился! Все забегали, начали куда-то звонить. «Ты сегодня свободен? – спрашивают. – Поедем в клуб!» Тогда для меня понятие «клуб» – это зал какого-нибудь Дома культуры, где неформалы волосатые играют, типа «Горбушки» («Горбушка» или «Горб», «Горбуха» – Дом культуры имени Горбунова, на протяжении двадцати лет (1987-2006) считавшийся главной рок-площадкой Москвы. Здесь же находилась самая известная музыкальная толкучка (1987-2000). А приехали мы в клаб-хаус Hells Angels. Тут уж у меня отпала челюсть! Олдскульные чопперы, реальные байкеры, всё в тематическом антураже. Мы такое даже на картинках не видели! Оттуда я не вылезал три дня, именно там узнал о МС-клубах, о «цветах». Там же татуировщик нарисовал нашу будущую эмблему. Я оказался первым советским байкером, попавшим в структуру HAMC. В итоге с 1989 по 1996 год я приезжал туда 15 раз, побывал у всех существовавших на тот момент чапт Скандинавии. Когда я путешествовал на мотоцикле, информация проходила через клаб-хаусы, меня приглашали, встречали на трассе… Только сейчас, по прошествии лет, я понимаю, насколько крутой «респект» был оказан человеку, который на тот момент для них из себя ничего не представлял.


Как ты познакомился с Сонни Баргером? Для того времени это было немыслимо, круче, чем поручкаться с президентом США!

Как-то в 1991 году шли мы в «цветах» по площади Гагарина. Глядь, к нам сзади женщина с фотоаппаратом пристраивается. Мы ей пальчиком погрозили, мол «нельзя», а она все равно щелкнула – и бежать. Мы за ней. Оказалось, американская журналистка, корреспондент газеты San Francisco Examiner. И рассказала, что знает самого Сонни Баргера! Мы говорим: «Врешь!» А она: «Нет! И его знаю, и его жену. Мы соседи». А через какое-то время принесла письмо от Шерон Баргер (его тогдашней жены), которая писала, что Сонни сейчас в тюрьме, но передает привет российским байкерам. Мы стали переписываться. И вот, осенью 1992 года, приходит письмо от самого Баргера, где он пишет, что он вскоре освобождается и хочет, чтобы я приехал. Пришлось продать только что отреставрированный мотоцикл… Я оказался на грандиозном мероприятии. Куча народа: члены HAMC со всего мира, множество представителей дружественных клубов. И я первый, кто попал на мероприятие такого уровня из постсоветского пространства.


image_2016-03-15-6.jpg




Ральф «Сонни» Баргер и Алик Гоч на вечеринке «Welcome home Sonny!» США, 1992 год


Мототусовка 80-х родила два клуба: Night Wolves MG и Cossacks MC. Как случилось, что о первом знают все, а о втором – почти никто?..

В 1992 году клуб переехал в Ростов-на-Дону. Начало 90-х было смутным временем как в Москве, так и во всей России. Имея перед глазами европейский опыт, я понимал, что клуб должен развиваться, у него должен быть клаб-хаус, собственный бизнес – магазин, бар, мастерская, тату-салон. Заниматься каким-либо делом или найти помещение в столице было практически нереально – требовались связи и серьезные деньги. Я случайно встретил своего знакомого из Ростова, очень авторитетного человека (его уже нет в живых). И он предложил мне вернуться в Ростов: «Есть конкретная работа…» Я съездил туда, огляделся. Оценил базу на левом берегу Дона: домики, ресторан, концертная площадка, сауна, каналы. Было где разгуляться! И по возвращении на собрании предложил всем клубом переехать в Ростов. Парни посовещались и практически единогласно согласились. Но к моменту переезда клуб поредел. Далеко не все решились поменять уютную московскую квартирку с мамиными харчами и девушкой под боком на новое место с полной неизвестностью, когда все будет зависеть только от тебя и твоих братьев. Что касается «вселенской славы», то жизнь похожа на театр: ты известен, пока выступаешь на столичных подмостках, про тебя говорят, пишут, снимают кино. А Ростов, пусть и большой, но все же провинциальный город. Да я и не стремился к популярности, просто хотел жить так, как должен жить настоящий байкер. А возможность сделать это, ни под кого не подлезая и не прогибаясь, была на тот момент только там.

Я не раз слышал споры о том, какой первый русский МС-клуб – Night Wolves или Cossacks?

Люди могут говорить все, что угодно. И я не пытаюсь ничего оспаривать. Но по факту первым был Cossacks MC. Во всяком случае, в Москве это был первый реальный мотоклуб МС-формации и первые настоящие жилетки. Весной 1990 года мы праздновали свой первый день рождения в «Отрыжке» (Кафе «Отрадное», ставшее в первой половине 90-х культовым местом для рок- и мототусовки) и пригласили «Ночных Волков». А уже потом они пригласили нас на свой первый юбилей. Да и первые 24 жилетки для них шил в Ростове я… В общем, кому охота развенчать легенды, может покопаться, еще много осталось свидетелей тех событий. Но я не вижу в этом смысла. Каждый занял определенное место в истории движения. Старейшим МС-клубом США считается Boozefighters. Кто и что про него знает? А про Hells Angels, появившийся позднее?.. Суть не в первородстве, а чем ты стал в итоге.


Что произошло с клубом после его отъезда в Ростов?

Уехало 7 человек, а уже через год остались лишь двое. Провинция сильно отличается от столицы – образ жизни, менталитет окружающих. Люди в Ростове достаточно жесткие и живут по другим понятиям. Да и время было сложное, серьезное: надо было быть мужиком, отвечать за слова и поступки. Если в Москве ходила поговорка «мужик – хозяин своего слова: захотел – дал, захотел – забрал», то там все было по-другому. Надо было что-то делать, а не валяться на диване и пить пиво. После расслабленной Москвы и тепличной жизни при родителях это трудно! Например, мы охраняли заведение, куда по ночам заезжали бандиты со стволами, и иной раз приходилось участвовать в серьезных передрягах. Парни стали понимать, что не тянут тот образ жизни, на который замахнулись. Пока в клубе было все хорошо и легко – веселье, «бабки», пьянки – все были здесь. Наступили другие времена – всё закончилось. После этого появилась мысль о закрытии клуба и отъезде в Америку… Но постепенно все наладилось. Подтянулись местные ребята, клуб ожил и развивался. Появилось два филиала – в Новочеркасске и Миллерово. Мы сделали рок-клуб, устраивали музыкальные вечеринки. Появился клаб-хаус. Начали проводить байк-шоу. Налаживали связи с клубами юга России. Я часто бывал в Дании, у нас сложились дружеские отношения с НАМС. Идиллия продолжалась до середины 90-х, когда в Скандинавии разразилась так называемая Великая Северная война байкеров и «Ангелы» противостояли сразу нескольким клубам. Для тихой Европы это был ужас! А мы вляпались на границе: поняв, к кому мы приехали, пограничники аннулировали визы и отправили нас обратно. Поездки надолго прекратились…


image_2016-03-15-5.jpg




Алик Гоч и Татьяна «Колбаса» Еремеева. 1990 год.


Ты первый из россиян окунулся в западную байкерскую культуру и познакомился с НАМС. Чем был вызван их интерес? Не предлагали открыть филиал в России?

Возможно, что это происходило под влиянием моды на Перестройку и тому подобное. Я еще застал западную эйфорию по поводу рухнувшей «Империи зла» и строящейся демократии. Русский за границей был диковиной. В Дании, а потом в Америке меня водили к соседям, чтобы показать: «Вот человек, он приехал из России, к нам!» Но мне кажется, что не это главное. Конечно, новая огромная территория для них была интересна, но они говорили: «Россия для нас – спящий дракон. Мы ничего про вас не знаем. Приезжайте, будем общаться!» Но, к сожалению, не всё от нас зависит. Обстоятельства сложились так, что следующая попытка России стать частью всемирного братства, увенчавшаяся успехом, произошла лишь через 10 лет. И, к сожалению, я не имел к этому отношения…


Почему так случилось?

На рубеже веков в клубе произошел очередной кризис. 90-е закончились, а с ними ушел дух романтики и энтузиазма. Жизнь требовала другого, более серьезного подхода к жизни, к клубу. А людям хотелось просто тусить. Ни перед кем ни за что не отвечать, ничем не рисковать за «мнимые идеалы, которые Алик привез из Америки». Одни уходили потому, что я начинал жестко спрашивать, другие просто потеряли идею. Люди не были готовы жить реальной жизнью 1 % МС-клуба. Я слышал: «Ты привез сюда эту байкерскую заразу, которая нам не нужна». Но юлить я не умею, задней у меня нет. Чтобы просто ездить на мотоцикле, клуб не нужен. А чтобы просто бухать с друзьями, не нужен и мотоцикл. И если ты не готов жить реальной байкерской жизнью, не надо в это лезть! В итоге я остался один… Как-то утром почувствовал, что моя татуировка с эмблемой клуба начала гореть, будто ее кислотой полили. Так, что хотелось срезать ее ножом! А в голову лезла мысль: «Может, порвать со всем этим и начать новую жизнь?..» И я понял, что это был момент слабости, момент искушения. Взял себя в руки и пошел дальше. Но история клуба Cossacks MC в Ростове фактически закончилась. Это не значит, что не было желающих. Это значит, что у меня уже был опыт, и я не хотел давать «цвета» людям, которые не соответствовали моим представлениям о правильных членах МС-клуба. Я знаю, в чем смысл моего бытия, я нашел свой философский камень. Смысл жизни – в самой жизни. Для меня это жизнь байкера, а значит – и клуб, и всё, что с этим связано.


image_2016-03-15-4.jpg




Первая поездка в США в гости к Hells Angels MC. 1992 год.


Сейчас Cossacks MC вновь возродился. Как это произошло?

В 2002-м в России появился хэнгераунд-чаптер Hells Angels MC. Естественно, я наладил с ними контакт. Мы стали плотно общаться, вместе ездить на слеты, организуемые HAMC, делать мероприятия. Чуть позже в Москве появилось несколько достойных парней, высказавших желание стать членами Cossacks MC. Я вернулся в Москву, и в 2009-м клуб вновь начал активную жизнь. Приходят новые достойные люди, появился клаб-хаус. Год назад после 24-летнего президентства я передал полномочия более молодому товарищу. Я так решил. Я понял, что пришло время, когда клуб будет существовать вне зависимости от меня, и я передаю свое дело в надежные руки. Пока готовилось это интервью, произошло событие, поменявшее судьбу его героя: Алик Гоч снял «цвета» своего клуба, и сейчас он «проспект» (кандидат в члены) Hells Angels MC.


Почему в твоей жизни произошел такой крутой поворот?

Со дня своего образования клуб Cossacks MC был ориентирован на Hells Angels MC World. Он строился по образу и подобию традиционного классического МС-клуба, которым является HAMC. Были клубы и до них, но только НАМС смог переформироваться, структурироваться и не просто выжить, а стать клубом №1 в мире. А равняться надо на лучших. В России ровняться было не на кого, мы сами делали свою историю. От Hells Angels MC Russia поступило предложение стать их хэнгераундами. Я сказал парням: «Решение принимать каждому. Но такой шанс дается раз в жизни». Не так много людей могут похвастать тем, что не они просились, а их пригласили. Это честь. В итоге почти всем составом (6 человек) мы перешли в НАМС.

image_2016-03-15-2.jpg



Алик Гоч на своем первом «Харлее» в день открытия первого ресторана быстрого обслуживания «МакДоналдс». 1990 год.


А не жалко было покидать собственное детище с такой интересной долгой историей?

Жалко, конечно. Но Cossacks MC для того и создавался, чтобы в итоге стать HAMC. По ряду обстоятельств это затянулось на четверть века, но логическая цепь замкнулась. И все же мне не хотелось, чтобы клуб ушел в историю. Последнее время мы общались с группой достойных парней, заинтересованных стать членами Cossacks MC. Им я и передал свои «цвета». «Какими будете вы, таким будет и клуб», – сказал я. Теперь все в их руках.


image_2016-03-15-3.jpg





«Чтобы просто ездить на мотоцикле, клуб не нужен. А чтобы просто бухать с друзьями, не нужен и мотоцикл».


Журнал «МОТО» – май 2014
Автор: Андрей «Котофей» КОЧЕТОВ, фото Алены КУИМОВОЙ и из архива Олега ГОЧА
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Cossacks MС Russia - Кто был первым? 1 год 8 мес. назад #3

  • Цыган
  • Цыган аватар
  • Вне сайта
  • КОЛДЫРЬ
  • Сообщений: 846
  • Спасибо получено: 15
Длинные волосы и весь в наколках. Одет в кожу и обвешен цепями. Постоянно пьёт пиво и дерётся. Вдобавок ездит на мотоцикле. Именно так, по мнению большинства, выглядит байкер. Уверена, многие удивятся, если скажу, что настоящий байкер верит в Бога, занимается благотворительностью, не курит и не пьёт пиво. Но кто расскажет о байкере лучше, чем он сам? Выяснить, кто же такие настоящие байкеры и что представляет собой ростовское байкерское движение, я отправилась к президенту ростовского байк-клуба «Cossacks MC» Алику Гочу.

– Что представляет собой байкерское движение в Ростове?

.... ИЛИ В НАЧАЛЕ БЫЛА ДЕРЕВЯННАЯ ТАЧКА

..немного истории


image_2016-03-15-9.jpg



Президент ростовского байк-клуба «Cossacks MC» Алик Гоч

27 марта 2003, 13:43

– Вообще-то сложно говорить о байкерском движении в нашей стране, в Ростове – тем более. Как одно из многих явлений, пришедших к нам с Запада, у нас байкерство принимает совершенно необычные и удивительные формы. Чем дальше от столицы, тем причудливее эти формы. Наш байк-клуб открылся тринадцать лет назад. С того момента прошло много времени, но нормального байкерского движения в Ростове так и нет.

Можно сказать, что в 90-х годах в нашей стране произошла байкерская революция. Это преподносилось, как положительный элемент демократии – «Вот видите, у нас тоже есть байкеры». Волна слепой популяризации байкерства повлекла за собой другую волну — слепого подражания. Многие, не понимая сути, думали, что если они наденут куртку, сшитую из чехла запорожца, отпустят бороду и длинные волосы, сделают несколько татуировок и перекрасят «Яву» в чёрный цвет, то они станут настоящими байкерами. На самом деле быть настоящим байкером – это, в первую очередь, вести определённый образ жизни.

– Существует разница между байкерами американскими и русскими?

– Да, причём очень большая. Отличие российского байкерства прежде всего в том, что это движение ещё не сформировалось. На Западе есть разные группы байкеров – «деловые» байкеры, борцы и так далее. У нас среди байкеров ещё не произошло разделения по интересам. Когда в одной компании собираются люди, ездящие на двух колёсах, они не находят общего языка. Часто кроме мотоцикла им и поговорить больше не о чем. Всё это потому, что байкеров у нас пока мало. Если у нас на байк-шоу приходят несколько тысяч человек, а на мотоциклах приезжают только несколько десятков, то в Америке — наоборот. Количество байкеров в стране зависит от многих факторов, в том числе это показатель её экономического благополучия. Когда у человека всё есть, он покупает мотоцикл.

Однако, на мой взгляд, настоящие байкеры – люди отмороженные, конечно, в хорошем смысле этого слова, то есть, совершающие поступки, которые многим могут показаться безумием. Байкерство – увлечение, которое стоит дорого. Так, например, за один свой мотоцикл я отдал московскую квартиру, а чтобы купить трайк (трёхколёсный мотоцикл) в прошлом году я продал дом и сейчас живу у тёщи. На Западе байкером по большей части становятся люди, кому уже за тридцать. Средний возраст западного байкера – пятьдесят лет. Они материально обеспечены и независимы, а это очень важно, ведь хороший мотоцикл стоит свыше 20 тысяч долларов. Сейчас в моде заказные мотоциклы, которые как произведения искусства делаются в единственном экземпляре. Конечно, и стоят такие мотоциклы соответствующе – от 70 тысяч долларов и выше. Чтобы купить такой мотоцикл нужно обладать достаточным состоянием, поэтому на Западе байкер – это человек, определившийся в жизни, со сложившимся мировоззрением, которое и позволяет ему вести байкеровский образ жизни. В нашей стране байкеры – в основном молодые люди. В России можно купить подержанный отечественный мотоцикл, допустим, за тысячу рублей, привести его в порядок и начинать ездить. В Америке же купить за тысячу долларов подержанный Харлей практически невозможно. Не бывает харлеевских помоек, также как не бывает и свалок ролсройсов.

– С чего началось твоё увлечение? Ты помнишь свой первый мотоцикл?

– Всё началось с того, что в первом классе у меня была так называемая «тачка» – деревянная конструкция, на подшипниках. Это штука сильно разгонялась и у нее не было тормоза. Думаю, оттуда и началась моя любовь к острым ощущениям. Потом были просто велосипеды: и с моторчиками, и мопеды, и мотороллеры. Купить мотоцикл, о котором я мечтал, моя семья не могла себе позволить, поэтому папа записал меня в секцию мотокросса, где я занимался несколько лет. Когда я стал взрослым и жил в Москве, купил там самый маленький и по тем временам очень попсовый мотоцикл «Иж Планета Спорт». Но это была не очень удачная покупка. Я купил его дёшево и получил, как говорится, ровно настолько насколько заплатил. Практически не я ездил на мотоцикле, а он на мне. Через три месяца у меня его украли, и я даже не стал его искать. Потом я купил «Урал», затем «Днепр».

– Сколько всего у тебя было мотоциклов?

– Затрудняюсь сказать. Больше пятидесяти, если точно.

– А сколько сейчас?

– На сегодняшний день больше десяти. Мои основные транспортные средства – модель «Полицейский перехватчик» компании «Харлей Девидсон» , которую я купил в 1993 году в Калифорнии. Это единственный мотоцикл данной компании на Юге России. Последнее приобретение я купил через Интернет в июле прошлого года – трайк,, сделанный по спецзаказу в Германии. Сейчас я поставил на него двигатель от автобуса Фольксваген, который в два раза мощнее, чем «родной».

– Ездить на мотоцикле, тем более на большой скорости, очень опасно. Тебя это не пугает или опасность даже притягивает?

– На самом деле езда на мотоцикле – это ежеминутный риск,но в этом же и весь кайф. Это можно сравнить с альпинизмом. Люди рискуют жизнью, но если задуматься, то ради чего? Такой же здоровый риск и у байкеров. Кстати, я преклоняюсь перед Фёдором Конюховым, который обладает огромной силой воли. Байкеры не могут не рисковать, не могут жить спокойной, рутинной жизнью. Я думаю, что байкер не должен умирать в престарелом возрасте, дома в постели. Я не говорю о самоубийстве — это грех, но дом для престарелых байкеров – это просто смешно.

– Байкерство — одно из немногих неформальных движений, которое имеет свою собственную субкультуру…

– У байкеров есть своя философия, музыка, кино, живопись и поэзия. Каждое десятилетие новое поколение приносит в байкерскую культуру и моду что-то новое. Все знают, что среди рокеров популярны кожаные куртки- косухи. При этом мало кто знает, что это пошло от байкеров, которые в 50-ых годах позаимствовали эту идею у дорожной полиции. Двойной запах или косоворот — это специально сделано для того, чтобы в плохую погоду при езде на мотоцикле не продувало.

– В чем заключается байкерская философия?

– Я не могу дать точный ответ на этот вопрос. Сложно уловить все изменения в явлении, получившем столь широкое распространение. Сейчас понятие «байкерский взгляд» на жизнь как бы размывается. Я же представитель ортодоксальных байкеров.

В моём понимании байкер не может быть, например, президентом банка. хотя есть и такое явление как «воин выходного дня». Человек, который в течение недели ходит на работу в костюме и галстуке, а в пятницу вечером надевает байкерский прикид, в том числе шлем, с приделанным к нему длинным хвостом из волос, и садится на мотоцикл. Я отношусь к этому отрицательно потому, что всё это не настоящее. Такая категория людей просто играет в клерков, байкеров и т.д.

– Настоящий байкер, он какой?

– Важно не выглядеть байкером, а быть им. Главное – это образ жизни, в который входит элемент разгильдяйства. Самое важное для байкера – свобода, а какая может быть свобода, если ты работаешь на начальника и он определяет, что и когда тебе делать?

У каждого человека может быть своё представление о байкерстве. Нет байкерской Библии и определённых правил поведения. В каждой тусовке есть свои писаные и не писаные правила, кодекс чести и тому подобное. В каждом байкерском клубе есть свой устав и свод законов, по которым и живут члены его клуба.

– Какие правила существуют в клубе «Cossacks MC»?

– Это закрытая информация. Только для членов клуба.

– По каким критериям ты определяешь, что человек не сможет стать настоящим байкером?

– Я не считаю байкерами болтунов. Даже если у человека есть хороший мотоцикл, но он болтун – это не байкер.

– Существует обряд посвящения в байкеры?

– Определённой церемонии принятия в байкеры нет. В каждом клубе происходит по-разному. В нашем – выдаётся клубная жилетка, которая и отличает члена клуба от остальных людей, которые ездят на мотоциклах. Байкер, имеющий жилетку, принадлежит к элите байкерского мира.

– Наверняка, есть какие-нибудь негласные, но обязательные атрибуты байкера. Не считая, конечно, мотоцикла. Пиво, например.

– Я не пью пиво.

– ??? Это расходится с общепринятым образом байкера…

– Можно провести аналогии с анекдотом про Вовочку. Приводит Вовочка домой девушку знакомить с родителями. Те, наученные опытом, интересуются «Она курит?» – «Нет». «Пьёт?» — «Нет». «А почему?» — удивляются родители. «А я уже не могу» — отвечает девочка. Так и в моей ситуации. Многие спрашивают у меня, что же ты за байкер, если ты не пьёшь пиво. Поверьте, пиво не является самым главным для байкера. Татуировки, длинные волосы, кожаная одежда и пиво – всё это лишь внешняя сторона дела. Не стоит думать, что напиться пива до бессознательного состояния, подраться и заснуть под забором — суть байкерства. Что-то подобное существует, но это низшая ступень.

– У тебя есть идеал байкера?

– Идеальный байкер – это человек, который имеет, как минимум один очень хороший мотоцикл, может позволить себе сводить девушку в ресторан, вести достаточно свободный образ жизни и при этом нигде не работать.

– Насколько ты близок к этому идеалу?

– Стремлюсь. Не помню, чтобы я работал где-нибудь официально. Вообще ещё в четвёртом классе школы я мечтал выйти на пенсию, но это не одно и то же, что тунеядство.

– Чем же ты занимаешься?

– Занимаюсь проведением и охраной различных культурно-массовых мероприятий. Строю свой клуб, где могли бы собираться люди, близкие нам по духу. Сейчас в Ростове нет такого места. Члены нашего клуба занимаются благотворительностью. После Нового года мы ездили по детским домам Ростова: дарили детям подарки, устраивали представления.

– В прошлом году не проводилось открытие байкерского сезона. В этом году традиция возобновится?

– Обычно мы проводим открытие сезона в апреле, правда, в прошлом году этого праздника не было, потому что пост закончился уже в мае. В этом году открытие сезона произойдёт после праздника Пасхи.

– Байкеры верят в Бога?

– Как и все. Каждый сам выбирает, во что ему верить, в том числе и байкер.

– Ты постишься?

– Да. Это не легко. Недавно у моего друга родилась дочка, и мы отмечали это событие в ресторане. На столе было достаточно всего, в том числе и мясных блюд. Я выдержал. Ел только картошку, политую растительным маслом, лаваш.

– Как сочетаются такие вещи как байкерское стремление к свободе и соблюдения христианских догм и заповедей?

– Каждый сам выбирает, что ему можно и что нельзя делать, а потом за свой выбор придётся отвечать. Я не всегда так думал. Пятнадцать лет назад для меня было важно выпить как можно больше и погулять. Мы с друзьями фактически соревновались в том, кто быстрее подорвёт здоровье. 90 процентов из тех, кого я знал 20 лет назад, уже нет в живых. Мудрость приходит с годами — в жизни настал переломный момент, кто-то связывает это с наступлением возраста Христа, кто-то называет кризисом среднего возраста. Главное, что ты задумываешься над тем, как живёшь и что хочешь от этой жизни, делая выводы. На сегодняшний день я не курю, не употребляю наркотики. Многие пытаются найти смысл жизни. В один прекрасный момент мне стало понятным, что искать его не нужно. Смысл жизни заключён в ней самой.

Многие люди считают, что у меня большие амбиции. Я ставлю перед собой трудные задачи, напрягая все силы для их выполнения. Когда это происходит, я получаю огромное удовольствие. Для меня это своеобразный наркотик. Для некоторых мои цели могут показаться смешными, есть люди, которым достаточно лишь щёлкнуть пальцем, чтобы исполнилось то, к чему я иногда иду несколько лет. В настоящее время моя цель – строительство клуба. На протяжении двух лет мы арендуем помещение, но никак не можем открыть клуб. Многие из тех, кто были причастны к этому делу, уже давно махнули рукой и советуют мне сделать то же . Но я не схожу с выбранного пути. Не знаю, правильно это или нет, но буду делать так.

Байкер должен быть личностью, человеком с сильным характером, тогда он решит все свои вопросы, исполнит все желания. Мечтаешь о мотоцикле – сделай так, чтобы он у тебя был. Байкер – борец, такова его позиция в жизни. Уверен, если бы в наши дни жил Павел Корчагин, то он был бы байкером.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Вы здесь: Home Forum А у нас во дворе... Мото-Истории Cossacks MС Russia - Кто был первым?